Глава 7 Господин Великий Новгород

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы
.

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы

Глава 7 Господин Великий Новгород

Путешествие до Лужской губы было безмятежным и можно даже сказать приятным, у морских богов и балтийских витальеров, по видимому были выходные. Легкий попутный ветерок и спокойное море способствовали быстрому прибытию "Януария" к месту назначения.
В устье реки Луги судно уже ждали два новгородских шитика, приплывшие на них бородатые мужики, начали споро перегружать на них с борта когги привезенные товары.
Ребята распрощались с Гансом Кугелем, который на прощание передал им письмо для своего новгородского компаньона Тимофея Важенина и еще раз уговорившись, что встретятся через шесть недель в Грюненбурге.
Дальнейший путь лежал вверх по Луге мимо богатых селищ и погостов, до Малого Волока, где шитики разгружали и 17 верст азартно матерящиеся мужики волокли суденышки по бревенчатой дороге до устья Мшаги. На пятый день вышли в Шелонь и миновали село Велебицы, именно здесь как рассказал ребятам старик кормщик, и произошла битва на долгое время решившая судьбу новгородской вольницы.
К концу седьмого дня заночевали в устье Шелони при впадении ее в Ильмень озеро. Утром парни стали очевидцами странного мероприятия, перед тем как отправиться в дорогу, команды обоих шитиков собрались у костра. Старший из кормщиков перекрестясь, достал из своей каморки деревянного идола Перуна, который был установлен на почетном месте. Только после принесения жертв, и чтения наговоров караван двинулся вдоль западного берега озера.
На расспросы парней, ворочая кормилом, словоохотливый старик охотно отвечал:
- Страшное место, Ильмень озеро, буйное, только старые боги и могут его утихомирить, тут хочешь, не хочешь, а если Перуну жертву не принесешь, в озеро лучше не ходить, буря будет.
Неизвестно, помог ли древний бог, или путникам просто улыбнулась удача, но озеро было спокойным и через девять дней после выхода из Лужской губы, путешественники увидели город.
Господин Великий Новгород своим шумным многолюдством удивил даже видавших виды пришельцев из будущего, сошедших с борта шитика на деревянные мостки причала. Вокруг царила невообразимая суматоха. Кричали и суетились матросы и грузчики, важно расхаживали купцы и деловито сновали их приказчики, зазывая, а то и попросту хватая за рукав покупателей. В воздухе висел стойкий запах реки, дерева и смолы.
Вся огромная площадь Торга была застроена великим множеством лавок и купеческих амбаров возле которых продавцы и покупатели до хрипоты и чуть не до драки торговались, ссорились, и в конце концов ударяли по рукам. В глазах рябило от множества лиц, разноцветья одежд и разнообразия товаров. Над всем этим бедламом, грозно возвышалась серая каменная стена детинца, увенчанная "двурогими" боевыми зубцами и мощными щедро украшенными резными кирпичами башнями.
Егор толкнул товарища в бок:
- присматривай, чтобы кошелек не увели. Надо поискать местечко поспокойней, перекусить и решить, что дальше делать будем.
Дорога через торговые ряды заняла довольно много времени, путешественники то и дело останавливались возле прилавков с интересом, разглядывая товары.
- Надо девчонкам будет подарки, что ли, какие прикупить, смотри, здесь, сколько всего - предложил Костя, разглядывая тончайшие узорные ткани которые настойчиво пытался ему всучить явно восточной наружности купец, на ломаном русском языке расхваливающий достоинства материи.
- Ага - согласился Егор и неловко обернувшись, зацепил локтем рослого молодца в богато расшитой красной рубахе и заправленных в мягкие поршни синих плисовых портах. Парень, в этот момент пытался привлечь внимание густо нарумяненной, нарядно одетой красотки, кокетливо стрелявшей на него глазами и старательно делавшей вид, что комплименты и ухаживания молодого человека никакого отношения к ней не имеют.
От толчка, щеголь потерял равновесие, и лихо заломленный на затылок колпак слетел с головы. Девица весело прыснула, что еще больше разозлило парня, весь свой праведный гнев он обрушил на ничего не подозревающего Ляшкова.
- Ты чего пихаешься, немчура не мытая, я те пихну, так пихну байстрюк, своих не узнаешь.
Егор, увлеченно рассматривающий изящной работы сабельный клинок, поэтому так и не разобравший из за чего собственно весь сыр бор, обернулся к ругающемуся новгородцу и рассеяно спросил:
- А? Чего тебе?
Подобное пренебрежение к собственной особе довело щеголя до состояния близкого к кипению. Однако увидев, что предмет его ухаживаний неторопливо, покачивая бедрами, удаляется восвояси, он подхватив с земли шапку злобно прошипев - ну немец, мы с тобой еще свидемся - кинулся догонять свою зазнобу.
Друзья недоуменно переглянулись, Егор пожал плечами, и они продолжили свой путь.
Наконец удалось протолкаться на окраину торжища, где и обнаружилось искомое заведение.
Внутри, ребят, ожидавших увидеть киношный кабак, с грязными столами, спящими под ними пьяницами, и обязательной дракой, приятно удивила чистота и опрятность. За длинными чисто выскобленными столами чинно и спокойно сидели группки людей ели, пили, что то из глиняных кружек и вели степенные беседы. Костя указал кивком головы на свободный стол в углу, когда парни уселись на широкой деревянной скамье, к ним подошел, хозяин корчмы и поинтересовался:
- что желают господа кавалеры?
- Чего ни будь поесть и выпить.
- Как будете платить?
Костя молча выложил на стол серебряную марку, которая тут же исчезла в ладони корчмаря.
- Не извольте беспокоится, сейчас принесут снеди и медов, или кавалеры предпочтут пиво?
- Принеси меду и кваса, давно не пил - кивнул Егор.
Пока проворный подросток слуга таскал на стол, еду и напитки в количестве способном прокормить десяток голодных ландскнехтов, друзья огляделись. Посетителей в корчме было немного, за соседним столом негромко обсуждали какие то торговые проблемы солидные, богато одетые купцы, недалеко от них сидела группка по видимому ремесленников. Наиболее интересная компания собралась у противоположной стены, несколько крепких парней, неопределенного вида занятий, о чем то тихо переговаривалась между собой, внешность одного из них показалась Егору знакомой. Русоволосый парень в красной рубашке оглянулся, пристально посмотрел на Ляшкова и толкнув в бок своего соседа стал горячо ему что то доказывать, время от времени бросая на наших героев злобные взгляды.
Костя, указав кивком головы в его сторону, поинтересовался:
- ты не этого хмыря, на рынке чем то обидел?
- Похоже, что его - согласился Егор - ты это, много не пей, мед штука коварная, пьется легко и приятно, от него голова светлеет, а ноги отказывают, а тот вон глазами как зыркает, не иначе собирается нам какую нибудь пакость, подстроить.
- Понятно, чего дальше то делать будем?
- Надо найти купчину, адрес которого нам дал Кугель, переговорить с ним, а там видно будет.
Определившись, таким образом, проголодавшиеся путешественники налегли на принесенную еду, тем более, что корчмарева стряпня того стоила, она была простой, не притязательной, но разнообразной и потрясающе вкусной, чего только не было на столе: пряженцы с рыбой и грибами, расстегаи с мясом, щи с убоиной и гречневая каша со свининой, запивать все это великолепие предлагалось свежим шипучим квасом и приятным на вкус хмельным медом.
Пока друзья обедали, подозрительные типы, куда то ушли, и Ляшков расслабился и облегченно вздохнул, вступать в какие либо конфликты здесь в чужом городе совершенно не входило в их планы.
Но как оказалось, радость его была преждевременной, когда ребята вышли из корчмы, и пошли по улице искать дом купца Важенина, дорогу к которому им любезно разъяснил корчмарь, путь им преградила уже знакомая компания, четверо парней хмуро поглядывая на "немцев" двинулись им навстречу. Противники были не вооружены, поэтому и Егор с Костей хвататься за оружие не стали.
- Вы почто, кавалеры Яшу нашего изобидели - грозно поинтересовался самый старший из нападавших, крепыш примерно лет 25 отроду, черноволосый, с черной курчавой бородкой - за то и спрос с вас будет.
- Шли бы вы ребята, пока сами ходить можете - посоветовал в ответ Костя.
- Ах ты змей, еще и грозиться будешь - завопил самый молодой, плечистый, невысокого роста парень и широко размахнувшись, попытался ударить Щебенкина в грудь. Поймав руку на замахе, Костя, недолго думая, обрушил сверху ему на голову свой огромный кулак. Глаза паренька "сбежались в кучу" и он мягко осел на землю.
Егор тем временем, чуть сместившись в сторону, ушел от мощного прямого удара Яши, пнул его хорошенько в голень, а когда тот, зашипев от боли - нагнулся, добавил ему ладонями по ушам.
С вожаком, пришлось немного повозится, поняв, что недооценил соперников он не стал торопиться нападать, сделав обманное движение, неожиданно ударил слева, Егор успел сделать разножку и удар кулака только вскользь зацепил скулу. Круговым движением, зацепив руку противника "на возврате" и взяв ее на залом, локтем левой руки Ляшков врезал противнику в челюсть, клацнув зубами, чернобородый полетел в пыль. Мимоходом пробив ударом ноги в солнечное сплетение поднявшемуся было Яше, Егор повернулся к четвертому противнику, который все таки смог достать Костю и разбить ему губу, однако сбить с ног огромного Щебенкина он не смог и ответная плюха отправила его в нокаут.
- Ну, что еще будем биться, или хватит с вас? - поинтересовался Ляшков, у ошарашено сидящего и ощупывающего челюсть "чернявого".
- Ну и здоровы вы немцы, драться - неожиданно улыбнулся тот - называется, пошли по шерсть, а вернулись стриженные.
- Мы такие же немцы, как и вы - ответил Егор, протягивая парню руку и помогая ему встать - а Яшу вашего мы ненароком обидели, если виноваты, прощенья просим.
- Чудно, одежа вроде на вас бусурманская, а по нашему, чисто говорите, да и драться немцы так не умеют, кто же вы такие будете?
- Рабы божии, шиты кожею - вместо ответа ввернул прибаутку Ляшков - меня Егор зовут, а вот его Константин.
- Не хочешь, не говори - согласился новгородец - я Савва, Черным меня еще кличут, это Ерема, вон тот мелкий Охрим, а Яшу вы и так знаете.
- Савва Игнатич - улыбнулся Егор.
- Ну да, отца Игнатом звали, а ты откуда знаешь? - удивился Черный.
- Да так, к слову пришлось - пожал плечами Ляшков, досадуя за свою несдержанность.
- Ну - ну, а пойдем к нам мировую пить - весело предложил Савва.
- Да у нас дела... - начал, было, Костя, но осекся, когда товарищ ткнул его в бок локтем.
- Успеют дела - безапелляционно заявил Егор - пошли.
Новые знакомые пришли на пристань, где на самом дальнем причале плавно раскачиваясь на речной волне, поскрипывал бортами двадцати метровый ушкуй, подойдя к нему, Савва негромко свистнул, с палубы судна раздался ответный тихий свист.
Всего в команде Саввы Черного оказалось двадцать восемь бойцов, из них десятка полтора находились в городе, остальные коротали время на ладье, когда друзья поднялись на борт, на палубе накрыли импровизированный стол и по кругу пустили братину, завязалась непринужденная беседа "за жизнь".
- Совсем в Новгороде тяжело стало Егорша - жаловался подвыпивший атаман - московские воеводы житья не дают, на Волгу не ходи, купцов бусурманских не трогай, татар не тревожь, негде молодцам и разгуляться.
- Да, накинула Москва ярмо на вольный город - грустно заметил кто то из сидящих рядом ватажников.
Отхлебнув из большой круглой чаши, Савва продолжил:
- намедни пошалили слегка на низовьях, так насилу ушли, сколько ребят хороших потеряли, сперва татары поганые гоняли, а потом ратники нижегородского воеводы, того и гляди сюда грамотку отпишут, чтобы нас вязали, да в поруб сажали.
- А я и говорю - вмешался невысокий худощавый мужичонка с жиденькой бородкой - на север надо подаваться к студеному морю.
- Прав ты Афоня, надо уходить подальше - вздохнул Савва - Афанасий у нас голова, не гляди, что хлипкий, такого кормщика еще поискать надо.
- Может он и прав - согласился Егор - да только и там вас достанут, у московского князя руки длинные и с каждым годом длиннее будут становиться, ты уж мне поверь.
- Ну, покуда не достали, поживем еще, а дальше видно будет - упрямо мотнул головой Черный - а ты почем знаешь?
- Это брат централизация - многозначительно пояснил Егор - против нее не попрешь.
- Вот ты Егор Михалыч по всему видать, ученый человек, слова какие знаешь - лизацыя, тьфу прости господи срамота то какая - перекрестился Афанасий - вот и подскажи нам то чего делать.
- А с нами пойдете? - предложил Егор.
- Куда? В Ливонию что ли?
- Ну, сперва в Ливонию, а потом в дальние земли, там уж вас точно воеводы не достанут, а то глядишь, и сами воеводами станете.
- Это что же за земля такая, расскажи.
На засыпающий город тихо опускался теплый июльский вечер, лучи закатного солнца золотили плавно плывущие воды древнего Волхова. Костя в обнимку с Яшей и Охримом, затянули какую то песню, которую подхватили еще несколько голосов, и под ее аккомпанемент Егор долго рассказывал ушкуйникам все, что знал про далекую Америку.
Утром, приведя себя в порядок, и оговорив с Саввой место и время встречи, друзья в сопровождении Еремы, выделенного атаманом в качестве провожатого, направились искать двор Важенина. На этот раз, достаточно быстро нашли нужный купеческий дом, огороженный высоченным забором. Подойдя к створке добротных дубовых ворот, Костя, что есть силы, загрохотал в них кулаком. Во дворе дружно залаяли псы, через некоторое время, чей то голос недружелюбно поинтересовался:
- Чего надо?
- Тимофея Ивановича надо, Важенина, поговорить хотели - ответил Егор.
- А сколько вас?
- Трое.
- Ну вот, промеж собой и поговорите - съехидничал голос за воротами.
- Слышишь ты - вскипел Костя - Петросян недоделанный, открывай, говорят, дело у нас.
- А ты чего лаешься, сказано тебе занят Тимофей Иванович, не велел никого пускать.
- Мы вот сейчас ворота тебе порубим - пообещал Ляхов.
- Не, мы лучше их навозом перемажем, пусть потом хозяин с него спрашивает, а он отмывает - весело предложил Ерема.
- Хорошее предложение - поддержал Щебенкин.
- Эй, вы чего удумали, охальники - забеспокоились внутри - а ну идите себе, я кому говорю.
- Ага, счас, пойдем как же, жди.
- Вот я вам ужо задам, нехристи окаянные - раздался стук снимаемых засовов ворота приоткрылись наружу выглянул пузатый мужик, ростом чуть ниже Кости, что называется косая сажень в плечах и окладистой рыжей бородой. Лопатообразной пятерней он вмиг сграбастал за грудки, стоящего ближе всех Ляшкова.
- Здравствуй дядя, как звать то тебя? - Егор спокойно двумя пальцами взял за державшую его кисть и слегка надавил в нужном месте.
- Уй, ты, что же делаешь ирод, Иваном, Иваном зовут, отпусти - взвыл незадачливый сторож, опускаясь на колени.
- Веди нас болезный к хозяину - предложил парень, заламывая руку, и заставляя Ивана подняться.
- Здорово, научишь меня так? - восхитился Ерема - я, здесь вас обожду.
- Хорошо - кивнул Костя, и ребята, ведомые согнувшимся в три погибели купеческим "секьюрити" прошли в дом.
- Здравствуй Тимофей Иванович, мы к тебе по важному делу - вежливо поздоровались парни, зайдя в просторную, светлую горницу.
- Здравы будьте и вы добрые люди. Вы того, Ванюшу то моего отпустите, да и о деле потолкуем - невозмутимо ответил сидящий за столом, обложившись со всех сторон пергаментными и бумажными листами, пожилой купец.
- Ах да - Егор разжал захват - ты ступай дядя, благодарствуем, что проводил.
Матерящийся сквозь зубы сторож вышел из комнаты, а Ляшков продолжил, присаживаясь на широкую лавку:
- Письмецо у нас к тебе Тимофей Иванович, от господина Кугеля.
- Вот как? Давненько старый приятель весточки не присылал.
Некоторое время, Важенин щурясь и шевеля губами, тщательно изучал послание а потом отложив его в сторону сообщил:
- Отписал мне почтенный компаньон мой, чтобы подсобил я вам кавалеры в беде вашей, так чем могу служить?
- Ты, помоги нам господин Важенин человек десять людишек мастеровых подобрать, которые вместе с семьями согласятся на новые земли уехать, в обиде они не останутся, да и тебе глядишь прибыль какая будет.
- Уж, не в Ливонию ли ты людишек увезти хочешь господин кавалер? Если так, то помогать не стану, знаю я как ваш брат вмиг вольного человека в скота безгласного обращает, я людьми не торгую, чай не бусурманин какой.
- Понимаю тебя Тимофей Иванович и согласен с тобой, только неужели ты компаньону своему не доверяешь, говорю же, в обиде они не будут. К апрелю будущего года придут корабли господина Кугеля, и направимся мы новые земли обживать. В Ливонии, я их не оставлю.
- Ганс меня ни разу не подводил, ему я верю. Ну, хорошо, к апрелю я тебе сам охотников привезу. Думаю, найдутся такие, которые из под руки московской, готовы хоть на край света бежать. Ты только скажи, куда везти.
- Знаю ту бухточку, как то от шторма там прятался - подтвердил купец когда Егор стал объяснять ему местонахождение Грюненбурга - еще есть просьбы какие?
- Еще к кузнецу хорошему нам надо.
- Кузнеца я вам укажу - кивнул головой Важенин.
После беседы с купцом друзья посетили кузнеца, которому Егор заказал три десятка кованных пищальных стволов, договорившись, что готовый товар будет доставлен во двор Важенина, с которым об этом было уговорено заранее.
Только к вечеру разобравшись с делами, голодные и усталые парни, вернулись на причал, где стояла посудина Саввы Черного.
Атаман встретил их с распростертыми объятьями, и вовремя ужина завел разговор:
- Вот, что Егорша, покумекали мы с ватагой моей, да и надумали с вами подаваться, так что говори, когда в путь собираться.
- Завтра, кое какого товара на торгу закупим, да послезавтра и пойдем, сколько удальцов с нами идет?
- Да почитай, что все. Четверо, только и остаются, у кого мать с отцом, оставить не на кого, а кто и просто не хочет из Новгорода уезжать. Да пятеро семейных, жен, детей с собой забрать хотят, примешь?
- Примем, отчего не принять.
Обратно возвращались другим путем, маршрут лежал через Волхов на Ладогу, оттуда к устью Невы. Дорога эта заняла гораздо меньше времени. Через несколько дней, ушкуй уже качался на волнах Финского залива.