ГЛАВА 6 В которой наши герои инспектируют свои владения.

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы
.

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы

ГЛАВА 6 В которой наши герои инспектируют свои владения.

Ранним туманным утром, трое путников покинули Грюненбург. Первым, потихоньку матерясь сквозь зубы, трясся, в седле Ляшков. На его плечах позвякивало железо панциря, найденного в замковой оружейке и на правах фогта, присвоенного себе. У седла болтались небольшой треугольной формы щит, и шлем - бацинет, руки защищены наручами, ноги - налядвенниками и батарлыгами, на поясе меч, и широкий кинжал.
Правой рукой он придерживал, а вернее сказать держался за двухметровую пику, тупым концом древка упиравшуюся в специальную ременную петлю. Следом, посмеиваясь в усы, ехал одетый в кирасу и шапель вооруженный мечом Фридрих. Замыкал кавалькаду немилосердно ёрзающий в седле, безуспешно пытающий устроится в нем поудобней, Емелин в шишаке, куртке из толстой кожи с нашитыми железными пластинами. На боку его болтался палаш, за спиной неразлучный арбалет.
Когда копыта лошадей процокали по доскам подъемного моста, Егор обернулся к своим спутникам:
- заедем сначала в эту деревню.
Кавалькада, свернула к просыпающемуся поселению у реки, метрах в четырехстах от замка.
Рассеивающийся туман понемногу обнажал грязь и нищету, царившую среди крестьянских хижин, когда всадники въехали на площадь перед кирхой, к ним подбежал запыхавшийся, длинный тощий мужик лет сорока, стянув шляпу, он застыл в низком поклоне:
- Что угодно вашей милости?
- Кавалер Блад, ваш господин, ему угодно, чтобы ты рассказал о том, что делается в вашей деревне - вместо Егора ответил Фридрих.
- Чего это он, жалуется что ли? - поинтересовался Ляшков у Алексея.
- Староста это местный, спрашивает, чего хотим - пояснил тот.
- А, а мэр значит.
Последовавший за этим доклад звучал примерно, как песенка про прекрасную маркизу, перемежавшаяся жалобами на плохие урожаи, холодную погоду и прочие напасти. Новые хозяева дотошно выпытывали у "главы местного самоуправления" о планах на осенние урожаи. Интересовались количеством приплода скота и иными сельскохозяйственными подробностями. При этом к удивлению "мэра" да и Вольфа тоже, Емелин скрупулезно записывал всю полученную информацию в записную книжку.
- Приеду, Живчику отдам, пусть она анализирует, у нее вроде с экономикой все нормально - пояснил он Егору.
Когда беседа со старостой подошла к концу и "начальство", к облегчению местных сервов собралось восвояси, на площади появился отец Бонифатий собственной персоной, со следами очередного ночного "бдения" на лице.
Узнав о планах нового фогтия провести инспекцию своих владений, сей почтенный священнослужитель изъявил желание сопровождать его в поездке, и попросив немного подождать, с прытью которую было трудно ожидать в его тучном теле ринулся собираться в дорогу.
Дальнейший путь они продолжили уже вчетвером. Егор постепенно приноровился к своему транспортному средству, и даже стал получать некоторое удовольствие от верховой езды. Этого нельзя было сказать о нелепо подпрыгивающем в седле "Вжике", время от времени с завистью оглядывавшемся, на путешествующего с комфортом в небольшой повозке отца Бонифатия. Священник вел мирную беседу с едущим рядом Фридрихом, время от времени, прихлебывая пиво из объемистой кожаной фляги.
Следующей на очереди была деревушка на другом берегу залива, здешний староста, крепкий лив с обветренным красным лицом и руками, насквозь пропахший морем, степенно и довольно толково, почтительно, но без лишнего раболепия ответил на все вопросы, а его жена бойкая говорливая женщина, наделила господ свежекопченой рыбой.
За день успели объехать пару хуторов и ночевать расположились на небольшой лесной поляне, несмотря на настоятельные намеки начетника и священника остановится в крестьянском доме. Ляшкову и Емелину не улыбалась перспектива, спать в грязной задымленной лачуге, подвергаясь атакам разнообразных кровососущих насекомых.
С первыми солнечными лучами, Егор, поднялся, окинул взглядом мирно спящих попутчиков и подошел к костру, у которого, помешивая угли палочкой, сидел закутавшийся в плащ "Вжик", ему по жребию выпала собачья вахта.
- Ну что, все нормально?
- Да, ночь прошла своевременно товарищ главнокомандующий - шутливо отрапортовал "часовой", а потом серьезно добавил - только, ты, как хочешь, а я сегодня в седло не сяду.
- Понимаю - согласился Егор - я сам после вчерашних скачек еле хожу, ладно поедешь с отцом Бонифатием, поднимай народ, будем завтракать и сбираться.
Через двадцать минут маленькая кавалькада вновь тронулась в путь, с той только разницей, что рядом со священником в повозке бессовестно дрых Леха, и теперь была очередь Ляшкова с завистью оглядываться на него, поскольку сам фогт позволить себе такой вольности не мог. К полудню успели осчастливить своим посещением еще одно поселение.
Отобедать Фридрих предложил на довольно богатом хуторе, расположенном на опушке небольшой дубовой рощи. Как пояснил начетник, супруга хозяина хутора отличалась редкими кулинарными талантами. Проголодавшиеся путники с восторгом приняли предложение.
Егор выехал на опушку первым, и увиденная картина ему очень не понравилась, на хуторе вовсю хозяйничала какая то банда. Справа от него начинал заниматься огнем крытый соломенной крышей сарай. Вооруженный человек угонял скотину, всклоченный и довольный тип тащил за волосы орущую благим матом девицу. Возле крыльца дома важно восседал на лошади, очевидно главарь шайки в кирасе и барбюте. Перед ним, понуро стояли на коленях пожилой мужик и полная женщина, чуть поодаль какой то ражий детина отмахивался оглоблей еще от двоих разбойников.
Ляшков атаковал ближайшего к нему противника, тащивший девку, грабитель успел только оглянуться, услышав топот лошадиных копыт, когда острие пики проткнуло его почти насквозь. Оставив оружие в теле врага, Егор вытащил меч, на встречу ему, размахивая палашом, летел предводитель банды.
Из рощи на выручку уже скакал Фридрих, следом выбежал Алексей, упав на одно колено, быстро стал заряжать арбалет.
Угонщик скота, оставил свою добычу и пытался гизардой выбить Вольфа из седла, тот в свою очередь вертелся, вокруг пытаясь достать врага мечом. Наконец старый вояка, улучшив момент, отразил очередной удар и зарубил своего противника.
Емелин точным выстрелом, уменьшил количество бандитов еще на одного, и дал возможность, уже было совсем зажатому в угол крестьянину, перейти в наступление.
Тем временем Ляшков сцепился в поединке с воином в барбюте, приняв первый удар на щит, сам нанес ответный, успешно парированный палашом. Некоторое время бойцы обменивались ударами. Затем Егор, резко отбросив щитом в сторону, клинок противника, снизу ткнул своим в незащищенную шею, острие меча, скользнув по металлу кирасы, вошло под подбородок.
Последний оставшийся в живых налетчик не успел увернуться, схлопотал дубьем поперек спины и растянулся на земле
- Ну, вот и все - к Ляшкову подъехал Фридрих - эй, серв, подойди сюда, расскажи, что здесь случилось.
Из рассказа хозяина хутора выяснилось, что утром к ним в дом ввалились вооруженные люди, всю семью выгнали на улицу, и принялись грабить, пытавшегося защитить жену хозяйского сына ударили по голове.
- А это, что за молодец - Егор показал на рослого белобрысого детину, топтавшегося рядом не выпускавшего из рук оглоблю.
- А это племянник мой Валдис - махнул рукой старик - бестолковый, пользы от него в хозяйстве нет, за что ни возьмется все ломает, только драться, способен, да девкам, подолы обрывать.
- Сын то живой, остался?
- Живой, ваша милость, дай вам бог здоровья - ответила подошедшая хозяйка.
- Забираю, я у тебя племянника на службу, мне как раз и нужен такой.
- Берите ваша милость, все равно проку нет от него, лишний рот только.
- Эй, Валдис, в кнехты пойдешь, одежонка бесплатная, кормежка от пуза, ешь, не хочу, все девки твои будут.
- Пойду ваша милость - широко улыбнулся парень.
- Вот и ладно, только оглоблю оставь, я тебе другое оружие дам - предупредил Ляшков, увидев, что новоиспеченный кнехт не собирается расставаться, со своим дрыном.
- А с этим чего делать будем - поинтересовался Емелин - показывая на оглушенного Валдисом бандита.
- Повесить его надо, другим для острастки - заявил Фридрих.
- Si vis pacem, para justitiam - нравоучительно подняв палец, изрек, появившийся, откуда ни возьмись отец Бонифатий - если хочешь мира, устанавливай справедливость.
- Как повесить, он же пленный - попытался, было возразить Емелин.
- Он не пленный, а грабитель, застигнутый на месте преступления, что по- твоему с ним надо делать - резко остановил его Ляшков.
- Ну, в тюрьму - неуверенно начал Алексей.
- Ага, еще и кормить его там, нет уж, здесь мы с тобой и закон и судьи, и с этими разговор должен быть коротким, святой отец правильно говорит.
Фридрих и Валдис, потащили в дубняк связанного грабителя, следом за ними отправился и священник.
- Возьми старик, это тебе на восстановление хозяйства - Егор, покопавшись в кошеле предводителя нападавших, протянул старику две серебряные марки - ты хозяйка говорят готовить мастерица, покормишь путников, разбойники не все, поди, успели разорить?
- Интересно, откуда эта банда взялась - когда, пообедав и отдохнув, путешественники вновь выехали на дорогу, поинтересовался у Фридриха, Ляшков.
- Это люди кавалера Шварценкопфа, его владения начинаются вон за тем перелеском, он уже давно пытается наложить лапу на эту землю.
- Да, только разборок с соседями нам сейчас и не хватало, а что у этого кавалера бойцов много?
- Да, дружина у него большая, может выставить до полусотни воинов, да и его родственник фогт Клюггер помогает, вдвоем они и прибирают к рукам участки, которые понравятся, покойный господин Гуттенберген пару раз объединялся с соседями и давал отпор этим негодяям.
- Да дела у вас тут творятся - покачал головой Егор - так ты считаешь, что война с этим самым Шварценкопфом неминуема?
- В покое он точно нас не оставит - подтвердил Фридрих.
Однако, несмотря на сложную "международную" обстановку, дальнейшая поездка обошлась без приключений, и через два дня путники подъехали к воротам Грюненбурга, встречать их высыпало все население замка.
Стук в дверь прервал сон:
- да, кто там еще?
- Ваша милость, господин фон Корн велел передать, корабль пришел.
- Какой корабль? - Егор подскочил и поспешно стал одеваться.
На верхней площадке донжона, он застал Сергея и Костю, разглядывающих в бинокль, входящую в бухту посудину.
- Ну и что там у нас?
- Похоже на ганзейский когг, одна мачта с большим гротом, округлые разваленные борта.
- И чего он у нас забыл?
-Торговец, какой то, слушай, а помнишь, Вольф тебе говорил, о бременском купце, который пушки должен привезти.
- Не пушки, а бомбарды.
- Один черт, ладно Серега иди, поднимай гарнизон на всякий случай, и отправь Альберта на разведку, если и правда купец пусть его в замок пригласит.
Между тем, судно вошло в бухту, и встало метрах в двухстах от берега, на палубе засуетились люди, убирая парус и бросая якорь.
- Ого - продолжая разглядывать коггу в бинокль, заметил Костя - у них пушки, посмотри по две с каждого борта
- Да, по нынешним временам это серьезно - согласился Егор - гляди, лодка от борта отваливает.
- Не лодка, а ялик, крыса ты сухопутная - поправил товарища Щебенкин.
- А ты откуда знаешь?
- У меня дед морской офицер, в Питере живет, вот от него и нахватался.
С башни было видно, как выбравшемуся с помощью матросов, из причалившего к берегу ялика, солидному, богато одетому типу, подбежал Альберт, и после короткого разговора сделал приглашающий жест.
- Значит все таки купец, констатировал Егор, ладно пойду, буду встречать, ты пока понаблюдай за кораблем, чтобы пакости какой не учинили.
Когда фогт спустился, в зале уже собралось Сергей и девушки.
- Я оставил Леху за воротами приглядывать, на всякий случай - встретил его Корнев.
- Ганс Кугель, к вашим услугам господа - представился вошедший в сопровождении Фридриха дородный мужчина, лет сорока, с окладистой черной бородой и живыми умными глазами, одетый в синий атласный джуббоне, придававший еще более громоздкий вид его солидной фигуре и такой же берет, который он снял, раскланиваясь с хозяевами.
- Прошу, почтенный, быть гостем в нашем замке - вежливо приветствовал купца Егор.
- Фридрих рассказал мне о печальной участи вашего родственника, прежнего хозяина Грюненбурга, прошу принять мои соболезнования,
- Благодарю вас господин Кугель - ответил Корнев - что привело вас в наши края?
- Я направлялся в Новгород, но долг перед покойным кавалером Гутенбергеном, вынудил меня, отклонится от курса и пристать к вашим гостеприимным берегам.
- Вы, очевидно, говорите о тех бомбардах, которые обещали привезти.
- Да, две бомбарды, порох, сырое железо, все как было уговорено и оплачено, я честно выполняю свои обещания - подтвердил купец - куда прикажете сгружать товар?
- Фридрих займется этим - начетник кивнул и вышел из зала.
- Прошу, почтенный господин Кугель присоединится к нашей трапезе - радушно пригласил Ляшков.
Во время завтрака за столом завязалась оживленная беседа, хозяева живо интересовались у гостя последними европейскими новостями и различными ценами на товары.
- Как, я слышал московский князь, Иван взялся чинить препоны торговле Ганзы с Новгородом - промежду прочим посочувствовал Сергей.
- Да, увы, разозлившись на неразумные деяния жителей Ревеля, московский князь 6 лет назад закрыл ганзейский двор в Новгороде, он повелел арестовать многих уважаемых торговцев и их товары, с тех пор купцы союза несут огромные убытки, а датчане и шведы радуются, глядя на все это.
- Тем не менее, вы все равно идете в Новгород.
Купец усмехнулся:
- если мне с божьей помощью удастся проскочить мимо витальеров у Аэгна, я найду способ обойти запреты московитов.
- Вы храбрый и предприимчивый человек, господин Кугель - заметил Егор - поэтому именно вам я могу предложить участие в очень выгодном предприятии, которое поможет пережить тяжелые времена.
- Я заинтригован сэр Блад, прошу вас продолжать.
- Вот образец товара - Егор выложил на стол небольшой бумажный сверток, в котором оказалось несколько кубиков сахара рафинада принесенного с собой еще из той "прошлой" жизни.
- Что это бумага? Увы, этот товар в наше время не настолько прибыльный, чтобы поправить мои дела.
- Бумага, это лишь сопутствующий товар, попробуйте вот это, чтобы вы не беспокоились, я тоже съем кусочек.
- Это сахар, но он совершенно не похож на тот, который продают венецианцы, где вы его взяли?
- Я предлагаю вам создать компанию, ваши корабли доставят меня и моих людей, туда, куда мы скажем, в свою очередь мы обязуемся продавать вам подобный товар, который вы будете выгодно сбывать в Европе, и составите конкуренцию венецианским купцам.
- Вы гарантируете, что будете сбывать товар только мне и моим компаньонам?
- Гарантией послужит ваша собственная скромность, если вы никому не расскажете, где берете товар, никто и не узнает.
- Сколько вам нужно кораблей?
- Мне необходимо перевезти до ста семей, пол десятка лошадей, несколько голов скота, зерно для посевов, сырое железо, оружие, порох ну и соответственно продовольствие примерно на шесть - семь месяцев, а также продовольствие и воду для того, что бы в течение 2х с половиной месяцев находится в плавании.
- Когда нужны корабли?
- К концу весны, началу лета следующего года.
- Это достаточно сложно, я не могу один решить этот вопрос.
- Я понимаю вас, поэтому и предлагаю вам посоветоваться с компаньонами и жду вашего ответа через 2 месяца. Ах да чуть не забыл, мне нужно попасть в Новгород, вы не могли бы меня туда доставить?
- Хорошо, я возьму вас с собой, "Святой Януарий" отходит завтра утром.
Откланявшись, купец ушел, наблюдать за выгрузкой товара, а Корнев набросился на Егора с вопросами:
- Рассказывай, что задумал, не собираешься же ты воевать с испанцами из за Карибских островов?
- С чего ты взял?
- Я так понял, ты решил заняться производством сахарного тростника.
- Даже не думал.
- Издеваешься, ты чего решил кинуть ганзейских купцов?
- Ай, ай, ай, как ты мог про меня такое подумать? Я предлагал ему не тростниковый, а кленовый сахар. Да я понимаю, что его производство будет дороже и проблематичней, чем производство тростникового сахара, но пока испанцы наладят его производство, мы некоторое время сможем успешно экспортировать свой товар. Сейчас только венецианцы продают средиземноморский тростниковый сахар, но его очень мало и они держат монополию, поэтому наш господин Кугель и заинтересовался. К тому же товар эксклюзивный, сахарный клен растет только в районе Великих озер.
- Хорошо, а почему ты выбрал именно это время, мы прибудем на место осенью, чем ты собираешься кормить людей целый год.
- Боюсь, у нас нет выбора, потом в Атлантике начинаются зимние шторма, и на этих корытах путешествие будет слишком опасно. К тому же, нам надо продержаться только до весны, а там придут корабли за первой партией сахара.
- Ну, хорошо, а в Новгород тебе зачем?
- Нам же нужно кое что закупить, заодно и прозондирую почву, не удастся ли там бойцов нормальных навербовать. Со мной поедет Костя, а вы с Лехой остаетесь здесь, на хозяйстве, присмотришь для нашей артиллерии местечки поудобней, заодно и покумекай лафет, какой ни будь, желательно помобильней.
Егор прекрасно понимал, что особой заинтересованности, в немедленном приобретении Грюненбурга новгородский воевода, скорее всего не выразит, да и зачем спрашивается, нужна крепость в самом центре территорий контролируемых вероятным противником. Небольшой гарнизон будет быстро раздавлен воинственными соседями, снабжение большого отряда через неспокойное Балтийское море представлялось довольно проблематичным. Но мысль о том, что придется бросить замок и тех крестьян, которые откажутся ехать с ними, на произвол судьбы ему тоже не нравилась. Решение этой проблемы в голову ему пока не приходило.