ГЛАВА 3 Штурм

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы
.

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы

ГЛАВА 3 Штурм

Вечером следующего дня, у ворот замка Грюненбург, остановилась процессия, возглавляли ее два всадника. Одним из них был Альберт фон Зиг, лица второго одетого в кольчугу и шишак в надвигающихся сумерках разглядеть было невозможно. Следом катила крестьянская телега, запряженная уже знакомой нам пегой кобылкой. В телеге сидели три женщины, и лежало накрытое рогожей тело, рядом устало шагал Фрол. Следом за телегой вереницей понуро брели, привязанные к ней, трое мужчин со связанными впереди руками.
Сам замок, располагавшийся на холме, на берегу моря, представлял собой двенадцатиметровую, широкую башню донжона, сложенную из дикого камня и похожий на колодец двор, в форме правильного прямоугольника, огороженный шести метровой стеной сооруженной из того же материала, с небольшими угловыми башнями. Ворота с подъемным мостом через ров были защищены такой же небольшой надвратной башенкой. Тыльная, северная стена донжона была прикрыта небольшим заливом, восточная стена впадающей в него речушкой. Западную и южную защищал вышеупомянутый трехметровой ширины ров.
Всадники по о мосту бок о бок подъехали к опущенной решетке.
- Эй, открывайте.
- Кто там, Альберт, это ты? Кто это с тобой?
- Я, кто же еще, со мной Курт, и новые рабы для нашего господина, а это ты - Вацлав?
- Я, я - обрадовано откликнулись с той стороны - господин барон назначил меня привратником, проезжайте. Вы вовремя, мы уже хотели на ночь мост поднимать.
Решетка медленно поползла вверх, и всадники въехали во двор, следом по мосту загрохотала телега, и зашаркали ногами пленники.
- А где Ганс?, и что случилось с Куртом?, он же сейчас свалится с лошади - Вацлав подошел к приехавшим. Со стороны донжона к ним подошел еще один наемник. Грудь подошедшего защищала кираса, голову помятый морион, на поясе болтался прямой меч.
- Ганс убит, вон его труп в телеге, а Курт ранен, еле держится в седле. Здесь, кстати, Альберт ничуть не покривил душой, игравший роль Курта - Корнев, в седле сидел первый раз в жизни и теперь с ужасом понимал, еще немного и он свалится с лошади.
- Мы привезли господину барону пленников, он нас должен ждать.
- Да, бедняга Ганс - сокрушенно качая головой, Вацлав подошел к повозке, откинул рогожу, накрывавшую тело и застыл, ошарашено глядя в холодные глаза незнакомого парня, приставившего острие меча к его горлу.
Краем глаза, привратник увидел, как "раненный Курт" обрушивает удар "утренней звезды", на голову обладателя мориона, подошедшему, чтобы помочь, ему слезть с седла. А потом и сам обрушивается сверху на бесчувственно оседающее тело наемника.
Быстро освободившиеся "пленники" подбежали, к повозке и стали вытаскивать из под сена оружии. Один из них помог подняться, кряхтящему, и что то бурчащему на непонятном языке "Курту". Другой, с помощью возницы опустил решетку ворот, и поднял мост. Вацлава и Альберта быстро скрутили, им заткнули рты и оставили лежать возле телеги, под присмотром Фрола и женщин. Нападавшие разделились, двое поднялись в надвратную башню, остальные трое скрылись в дверях донжона.
Сергей, и Щебенкин, которым было поручено снять находившегося в башне часового, осторожно поднялись по винтовой лестнице. Наверху никого не было. Они чуть приоткрыли дверь, ведущую на стену. Шагах в десяти от них разгуливал ландскнехт в кожаной куртке и с широким коротким мечом на поясе. У стены стоял прислоненный арбалет. Парни стремительно выскочили из своего укрытия, стараясь, не дать противнику добраться до оружия. Наемник понял, что схватить арбалет он не успеет, и выхватил меч. Он быстро отвел удар алебарды, которой его неумело попытался ткнуть Костя. На стене завязалась жаркая и бестолковая схватка. Ландскнехт, пятясь, яростно отмахивался мечом, не забывая при этом вопить во все горло, тщетно призывая гарнизон замка к оружию. На него неловко наседал здоровяк Щебенкин, которого пока спасала только длина алебарды, не позволявшая наемнику подойти на расстояние удара короткого клинка. За его спиной беспомощно топтался Корнев.
Ребят выручила как не странно неуклюжесть, Щебенкина. Окончательно запутавшись ногами в древке своего громоздкого оружия, Костя споткнулся и полетел головой вперед в ноги противнику, как раз в этот момент немец, бросился в очередную контратаку. Удар Костиной головы пришелся ему точно в пах, не ожидавший такой подлости, ландскнехт, взвыл. Сергей, наконец то узрев, вместо широкой спины своего друга незащищенную шею врага изо всех сил врезал по ней шипастым шаром Моргенштерна. Вой прервался, а тело часового полетело со стены во двор замка.
Переведя дух, уняв дрожь в коленях и прихватив с собой, арбалет, попутно подивившись его размерам и весу, парни направились на помощь остальным товарищам.
Пока на стене, развивались описанные выше события: Егор и Фридрих, с мечами в руках, а следом и Емелин с арбалетом, ворвались в башню донжона. У входа они столкнулись с долговязым парнем - слугой, который, увидев вооруженных людей, хотел, было заорать. Но, узнав Фридриха, пропуская, прижался спиной к стене, и молча показал рукой на кухню, также молча, все трое бросились в указанном направлении. За деревянным столом, заставленным посудой с остатками трапезы сидел крепкий мужик средних лет, растрепанный и пьяный. Одной рукой он сжимал огромную глиняную кружку, другой обширную задницу молодой служанки. Увидев незнакомых людей с оружием, опытный вояка оттолкнул от себя девицу, а кружку запустил в голову стоящего ближе всех Егора, тот едва ее успел отбить клинком. В рядах нападавших, возникло секундное замешательство, воспользовавшись которым, наемник схватил лежавшую рядом с ним на лавке секиру и вскочил на стол. Больше ничего он сделать не успел, удар арбалетного болта пробил грудь последнего находившегося в замке, боеспособного охранника барона и сбросил его на пол. Егор обернулся, Леха стоял белый, навалившись спиной на стену, и с ужасом в глазах смотрел на распростертое тело убитого им человека. Затем он нагнулся, и некоторое время его рвало. Егор взял со стола недопитый кувшин с вином и заставил приятеля сделать несколько глотков. В это время Фридрих мимоходом, звонкой оплеухой успокоив, визжащую в пьяной истерике молодуху, подошел к печи. Там соляным изваянием застыла героических пропорций женщина - очевидно кухарка.
- Здравствуй Марта, вот я и вернулся.
- Господи, Фриц, это ты, как я рада, что ты жив - Марта бурно разрыдалась на груди ключника.
- Где барон.
- Барон в покоях нашего бедного господина, он вызвал к себе на ночь Гретту - на кухню проскользнул встреченный ранее слуга - господин начетник, я тоже рад вас видеть.
- Хорошо Петер, пойдем с нами, Вольф кивнул, и обратился к Егору - идем парни, надо покончить с этой свиньей.
Немного пришедший в себя, "Вжик" перевел.
- Пошли - Егор двинулся к выходу.
Покои, занимаемые бароном, находились на втором этаже башни, Петер осторожно постучал в дверь, в ответ из комнаты раздался недовольный голос:
- Какого, черта, бездельники, я же велел меня не беспокоить.
- Господин, я принес вам вина.
Дверь открыла полуодетая девица, оттолкнув ее в сторону, Фридрих и Егор ворвались в комнату. Де Виверн, встретил противников на ногах, двумя руками перед собой он держал клеймор. Понимая, что своим клинком парировать удар этого сплющенного лома не сумеет, Ляшков стал осторожно обходить врага слева. Вольф, также медленно стал обходить его справой стороны. У входа суетился Емелин с заряженным арбалетом в руках, но ничем помочь своим товарищам он не мог. Первым в атаку бросился Егор, барон легко парировал его выпад и нанес удар сам. Шустрому Ляшкову удалось отскочить. В это время с другой стороны на бретонца навалился Фридрих. Некоторое время в комнате слышался только лязг железа, тяжелое дыхание и хриплые выкрики дерущихся. Де Виверну пока удавалось сдерживать натиск своих противников. Однако долго так продолжаться не могло, обе стороны начали выдыхаться. Бретонцу, сражавшемуся в одиночку против двоих нападавших, да еще и к тому же размахивающему тяжеленным двуручником приходилось тяжелее всех. Рано или поздно, кто то должен был совершить ошибку, и это произошло. Фридрих, пятившийся под натиском барона, запутавшись ногами в свалившемся с кровати паланкине, вдруг начал заваливаться на спину. Его противник с радостным ревом рванулся вперед, занося над головой меч.
Положение спас Егор. В отчаянном прыжке он все таки сумел, дотянутся своим клинком до груди врага. Де Виверн застыл, руки его разжались, оружие со звоном упало на пол, следом рухнуло тело бывшего владельца Грюненбурга.
Егор устало, пошатываясь, подошел камину и опустился на стоящее рядом кресло, к нему тяжело дыша, подошел Фридрих:
- Данке.
- Не за что, приходите еще - кивнул Ляшков.
- Вас?
- Леха, переведи: рад был помочь.
В комнату ввалились запыхавшиеся Корнев и Щебенкин:
- как тут у вас?
- Все нормально, вот познакомьтесь - Егор ткнул пальцем, в сторону трупа - барон де Виверн, собственной персоной.
- Ух ты, здоровый кабан, как это вы его умудрились завалить.
- Это Леший его прикончил - в разговор влез довольный Емелин.
Егор посмотрел на товарищей:
- ну, и чего вы все здесь столпились, забыли, что в замке еще четверо раненых наемников, надо с ними, что то решать.
Раненых оказалось всего трое (четвертый, как пояснил вездесущий Петер, умер от ран сегодня утром), никакого сопротивления они не оказали и сдали оружие без боя. Да и о каком сопротивлении могла идти речь, если передвигаться самостоятельно мог только один из них с рукой на перевязи. Да и тот никакого желания драться не испытывал.
Дальнейшие "разборки", решили проводить утром.
Троих раненых и привратника Вацлава, предварительно тщательно обыскав, заперли в подвале. Второй ландскнехт, встречавший ребят во дворе замка оказался мертв. Толи Сергей сломал ему шею ударом своего шипастого оружия, толи, упав на него всем весом своей упитанной тушки, осталось неизвестным, да и собственно выяснять это никто не собирался. После недолгих дебатов, решили, что Альберт заслужил доверие и может свободно перемещаться по замку. Хотя подозрительный Фридрих высказывался за то, чтобы и его отправить к остальным пленным. Вновь вступивший в свои права начетник, принялся решительно наводить порядок в замке.
Слуги мужчины, под началом неожиданно возвысившегося Петера убирали трупы. Служанки под руководством, счастливой и цветущей Марты быстро готовили праздничный ужин и накрывали на стол. Фрол, к своей великой радости, получив за труды серебряную монету, найденную Егором в кошеле убитого Курта, благополучно отбыл домой к семье.