ГЛАВА 13. В которой, сначала все вокруг ходит ходуном, а потом становится на свои места..

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы
.

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы

ГЛАВА 13. В которой, сначала все вокруг ходит ходуном, а потом становится на свои места..

Открыв глаза, Егор долго пытался понять, где он находится. Деревянные стены и потолок бешено раскачиваются, буквально ходят ходуном. Маленькое полутемное помещение с трудом озаряется тусклым светом медной масляной лампы, болтающейся на цепях под низким потолком. Доски жалобно стонут и скрипят под тяжелыми ударами раздающимися снаружи. Ощущение такое, как будто находишься внутри деревянного ящика, который кто-то тащит по ухабистой дороге, пиная при этом гигантскими башмаками.
Тугая повязка стягивает голову. Еще одна туго сжимает грудь. Ляшков с трудом приподнялся и попытался осмотреться. В углу, прижавшись спиной к переборке, сидит человек. Неяркий свет раскачивающейся лампы освещает лицо. Это Валдис. Верный телохранитель мирно храпит, не обращая внимания на шум и болтанку.
Попытка пошевелится, отнимает весь и без того небольшой запас сил, и парень откидывается на лежанку, обтянутую чистой холстиной. Постепенно приходят воспоминания. Засека. Безумная в своей безнадежности попытка горстки израненных, перемазанных своей и чужой кровью бойцов, остановить живой вал врагов. Они дерутся с отчаянием обреченных, понимая, что пути назад нет и помощи ждать неоткуда. Картечь в очередной раз проделывает просеку в густой толпе атакующих, но не может их задержать. Разряженная аркебуза разлетелась на куски, когда Егор треснул ей как дубиной по голове рыцаря, пытающегося перелезть через баррикаду. Появившемуся следом кнехту, рубанул мечом по ногам. Силы не равны, и вот, приходится драться сразу с тремя противниками. Сильный толчок в бок, и одежда становится горячей и липкой от крови. Падает один из нападающих, удар клинка раскроил ему череп. Потом наступает темнота.
Ляшков прислушался к окружающим его звукам. Грохот снаружи и качка становятся, как будто тише. Из за переборки слышен плач младенца и женский голос негромко напевающий, что то на лэттском языке. Ребенок умолкает, и парень тоже проваливается в сон, больше похожий на беспамятство...
- О, очухался, Валдис беги за доктором - над Егором склоняется, озабоченная физиономия Корнева - как себя чувствуешь, дружище?
- Приемлемо. Где мы?
- На корабле.
- Как я сюда попал? Где остальные? Еще кто-нибудь живой остался?
- Остался, остался, потом, все расскажу - лицо Сергея слегка мрачнеет - лежи не болтай много, а то меня твоя Танька точно прикончит. Она тут как тигра зверствует, никого к тебе не пускает.
- А ну Корнев кыш отсюда, чего столпился, я тебе покажу тигру. Оболью зеленкой, будешь у меня леопардом - прохладная рука легла на лоб, большие глаза смотрят с радостью и тревогой, пряди светлых волос приятно щекочут лицо.
- Проснулся вояка? Как самочувствие?
- Нормально.
- Нормально - ворчливо передразнила его девушка - еще раз полезешь геройствовать, без моего ведома, я тебя сама прибью.
- Что сильно мне досталось?
- Сильно. Поменьше разговаривай и двигайся у тебя сотрясение мозга, нужен полный покой.
- Для сотрясения нужен мозг - улыбнулся Егор.
Таня молчком показала ему кулак и вышла, наказав Валдису никого не пускать и не беспокоить господина разговорами. Приказание было выполнено с поразительной точностью. Ратник сел у входа, и всем своим видом продемонстрировал, что проникнуть сюда теперь можно только через его труп. На все вопросы и попытки заговорить, парень только молча мотал головой и делал страшные глаза, показывая на дверь. Поняв, что это мероприятие безнадежно, Ляшков мысленно плюнул с досады и снова уснул.
Прошло несколько дней, силы постепенно возвращались. Непреклонная до сих пор Татьяна, наконец, разрешила короткие прогулки по палубе. Во время первой же встречи Сергей рассказал, каким образом закончился бой.
Пометавшись некоторое время, после ухода Егорова отряда, Корнев все-таки решил ослушаться приказа. Он поднял по тревоге своих стрелков, взял с собой еще три десятка остававшихся в замке ушкуйников, и двинулся следом. Дабы с ним не увязались Щебенкин и Емелин, парню пришлось пойти на хитрость. По его приказу слуги заманили приятелей в одну из замковых комнат и заперли там, выпустив только через три часа, когда догонять было уже поздно. Разъяренный Константин едва не переломал несчастному Петеру все ребра. Бедолагу спасли только вовремя вмешавшиеся Фридрих и Афанасий. Они кое как убедили ребят, что ключник всего лишь выполнял приказ.
Так или иначе, но помощь успела вовремя. На ногах оставалось всего трое защитников засеки. Окруженные скопищем врагов, новгородский атаман, голландский моряк и ляшковский телохранитель, став спина к спине, собирались дорого продать свои жизни. Фон Бригеней уже было праздновал доставшуюся огромными потерями победу. Внезапно раздавшиеся один за другим три дружных пищальных залпа буквально смели крестоносцев с укрепления. Вымуштрованные Корневские рекруты работали четко и слажено, как на учениях. Первое отделение, засыпав противника градом жребия, тут же уступало место второму. Следом в дело вступал третий десяток. Последовавшая затем стремительная и яростная атака, окончательно обратила в бегство и без того изрядно поредевшее и измотанное комтурово воинство. Их никто не преследовал. Собрав своих раненых товарищей, и трофейное оружие, наскоро похоронив погибших, Сергей ускоренным маршем увел своих людей обратно к Грюненбургу.
Раненых оказалось немного, всего человек двенадцать, среди них были Арунас, Хлопотников и Ляшков. До кораблей добрались без приключений. Погрузка к тому времени была уже закончена и до самого отплытия противник, получивший хорошую взбучку, в поле зрения так и не появился. Только гораздо позже, подойдя к замку, крестоносцы увидели лишь пустующие деревни, сожженный посад, и тающие в морской дали, белые крылья парусов. В подвале был обнаружен скучающий в гордом одиночестве де Савиньи.
Дальнейшее плавание проходило достаточно спокойно. Тяжело груженные когги, счастливо миновали контролируемый датчанами пролив Кагеррак, и достигли промежуточной точки маршрута, ганзейского порта Гамбурга.
Согласно договоренности с Кугелем и его компаньонами, в гамбургском порту ожидал еще один корабль, трюмы которого были загружены продовольствием и товарами необходимыми переселенцам.
Воспользовавшись стоянкой, пошедший на поправку Ляшков попросил Емелина и Корнева составить полный список всех будущих колонистов. Оказалось, что таковой уже давно подготовлен "Вжиком" окончательно вошедшим в роль начальника службы безопасности.
Сей опус, содержал в себе поименный перечень четырех десятков семей грюненбургских сервов. Туда же вошли семь новгородских мастеров, с чадами и домочадцами, четыре десятка ушкуйников среди которых насчитывалось пятнадцать семейных, и полторы дюжины уцелевших бывших повстанцев. Кроме того, там были указаны сорок пять солдат и унтер-офицеров Корневской роты, четверо выживших канониров Андерса, Теглев со своими холопами, а также слуги. Общая численность переселенцев составила вместе с пришельцами 380 человек. До Гамбурга довезти такое количество народа на четырех коггах с горем пополам еще было возможно. Однако о том, чтобы проделать путь через Атлантику на перегруженных судах не могло быть и речи.
На состоявшемся совете было принято решение все имеющиеся в наличие деньги потратить на покупку еще одного корабля, навигационных приборов и географических карт. С этой целью Щебенкин вместе с Андерсом и Афанасием оббегали весь порт в поисках подходящей посудины. В очередной раз выручил Ганс Кугель. Он дал адрес владельца видавшей виды, но еще достаточно крепкой каракки, разорившегося, и изрядно залезшего в долги. Замораживание торговых отношений с Русью, на которой строилось благосостояние Ганзы, привело к серьезному экономическому упадку торгового союза. Путешественникам удалось сравнительно легко сторговаться с купцом, стремившимся быстрей избавиться от ставшего обузой судна.
Через час трое покупателей с интересом изучали свое будущее приобретение. Корабль длинной почти тридцать шесть метров и водоизмещением около пятьсот пятьдесяти тонн имел романтичное название "Северная звезда". Каракка фламандской постройки имела высокую кормовую надстройку и приподнятый бак и несла три мачты: в середине грот-мачту, в носу фок-мачту, с большим реем и прямыми парусами, состоящим из двух половин и именовавшимися соответственно гротом и фоком, и дополнительными марселями. На корме располагалась бизань-мачта с косым латинским парусом, и на баке бушприт. Борта были закруглены и загибались внутрь, что затрудняло абордаж судна. Вооружение ее составляли 16 бомбард и кулеврин различных калибров.
С набором команды особых проблем также не возникло, в портовых тавернах хватало безработных моряков. В одном из подобных заведений был найден некий Ганс Шнитке, которого купцы-компаньоны рекомендовали как весьма опытного судоводителя. Охотно согласившись пойти на службу за довольно умеренную плату, старый морской волк взял на себя также и комплектование экипажа.
Ночь уже вступала в свои права, когда усталые путники, возвращались по узким, темным, и к слову сказать, жутко вонючим улочкам древнего Гамбурга, к своим кораблям. Ночная тишина, нарушалась криками пьяниц в окрестных кабаках. Редкие запоздавшие прохожие передвигались почти бегом, стараясь быстро проскочить неспокойный район. Один раз навстречу неторопливо протопал патруль городской стражи. Блюстители порядка подозрительно осмотрели наших героев, и не узрев в них ничего предосудительного, или попросту решив не связываться, двинулись дальше. Прошло минут десять, как впереди, в переулке раздался истошный вопль. Кто-то пронзительным голосом, полным страха и отчаяния взывал о помощи. То, что рядом грабят или вовсе убивают, поняли даже совершенно не владеющие языком Костя и Афанасий. Не сговариваясь, путешественники бросились на шум. В конце переулка, у стены стояла группа людей, причем даже не искушенному наблюдателю было очевидно, что трое из них самым бесцеремонным образом, присваивают себе имущество четвертого. Именно этот четвертый и был источником жалобных криков, привлекших внимание путников.
Заслышав шаги за спиной, грабители бросили слабо трепыхающуюся жертву и обернулись к новым противникам. В руках двоих были только короткие дубинки, зато третий был вооружен длинным и широким кинжалом. Дальнейшая драка превратилась в три коротких поединка. Крупный зверовидный мужик, подняв дубину, бросился на щуплого Афоню. Звякнув цепочкой, из широкого рукава новгородца выпала гирька кистеня. Быстрый взмах рукой, и не ожидавший такого поворота событий разбойник, падает с размозженным черепом. Главарь, вооруженный кинжалом, нашел достойного соперника в лице голландца, в силу своего рода занятий, оказавшегося знатоком "благородного искусства" уличной поножовщины. Презрительно усмехнувшись, и высказав, что-то нелестное в адрес родственников и сексуальных предпочтений оппонента, Андерс легко отвел длинным матросским ножом направленный в живот клинок. Затем последовало обманное движение и короткий почти неуловимый для взгляда удар в грудь, прервавший никчемную жизнь уличного отребья.
Костя поступил гораздо гуманней, подбежавшего к нему оборванца, он встретил мощным пинком в "причинное место". Следующий удар ногой в голову отправил "поклонившегося" противника в непродолжительный полет. Совершив изящный кульбит, бесчувственное тело нашло успокоение в куче экскрементов, заботливо оставленных каким то добрым горожанином. Вся схватка заняла промежуток времени немногим больший, чем нужен для прочтения её описания.
Пока хозяйственные кормщик и Щебенкин, придирчиво изучали имущество незадачливых грабителей, Якоб подошел к молодому человеку, испуганно прислонившемуся к стене. Обеими, трясущимися руками, тот прижимал к груди какую то увесистую котомку.
- Доброй ночи сударь - учтиво приветствовал незнакомца невозмутимый канонир.
- З- З- Здравствуйте - заикаясь ответил тот - вы уверены господин, что эта ночь добрая?
- Я думаю да, поскольку мы оказались в нужное время и в нужном месте - заверил его голландец - с кем имею честь говорить?
- Меня зовут Жан Лекье, сударь, бакалавр медицины, путешествую в поисках практики после окончания Парижского университета. Увы, не успел до темноты покинуть это жуткое место. Я весьма благодарен вам господа за свое спасение. Эти мерзавцы хотели отнять у меня самое дорогое, мои книги.
- Не думаю, что эти ребята питают такое пристрастие к чтению - возразил Андерс - скорее они искали несколько более ценную добычу.
- Но у меня больше ничего нет - растерянно развел руками молодой человек.
- Чего он там лопочет? - поинтересовался подошедший Константин.
- Он говорить, что есть лекарь - пояснил голландец.
- О, доктор - обрадовался Щебенкин, когда моряк перевел ему свой разговор с Лекье - медики нам нужны. Ты Якоб предложи ему с нами пойти.
После недолгих переговоров, одержимый страстью к путешествиям выпускник Парижского университета, с огромным удовольствием дал согласие, присоединится к экспедиции.
- Голь перекатная - презрительно заметил подошедший Афанасий, кивнув головой в сторону лежащих рядком налетчиков - всего то прибытку с них пара медяков, да ножичек.
- Не с хорошей жизни грабить пошли - пожал плечами Костя - ладно, поторопимся, а то наши уже беспокоятся.
На следующий день Таня устроив дотошный экзамен лекарю, нашла его подготовку удовлетворительной и взяла себе в подчинение. В свою очередь француз был потрясен глубиной знаний своей новой начальницы и проникся к ней глубочайшим уважением.
Прокладка маршрута вызвала оживленные дискуссии. Целый день четверо друзей вместе с капитанами кораблей, корпели над имеющимися в наличии географическими картами, вспоминали все, что знают о ветрах и течениях северной части Атлантического океана. В итоге совместными усилиями был разработан маршрут, согласно которому караван должен был с юга обогнуть Британские острова и оттуда направится на запад, слегка забирая южнее, поскольку атлантическое течение должно было неминуемо снести корабли к северу от следующей промежуточной точки маршрута. Таковым пунктом являлось уже отмеченное на картах восточное побережье острова Ньюфаундленда, прибрежные воды которого, богатые треской, давно буквально кишели рыболовными судами европейцев.
Затратив на улаживание всех этих дел четыре дня и почти все золото и серебро, имевшееся в наличии, наши путешественники отчалили навстречу неизвестности.
Караван из шести судов, пересек Ла Манш и обогнув южное побережье Британии вышел в Атлантический океан. Во главе шла "Звезда" на которой располагался штаб экспедиции.
В кормовой каюте каракки Ляшков, вместе со Шнитке и Щебенкиным сидели над картами, рассчитывая пройденное за день расстояние. Дул попутный ветер и за истекшие дни эскадра одолела значительный кусок пути. Егор отложил циркуль и потерев усталые глаза вышел на палубу. Был прохладный тихий вечер начала апреля, над головой раскинулось черное бездонное небо с огромными звездами. На берегу они никогда не казались настолько близкими и яркими, как в открытом море.
Большая часть пассажиров, выбравшись на палубу, наслаждалась свежим морским воздухом, после опостылевшей вони и духоты трюма. С бака донеслись гитарные переборы, и звонкий голос Арсеньевой запел "Лучинушку". На втором куплете ее подхватили Настасья и Аленка Титовы. Причудливо переплетаясь, чистые голоса, то поднимались вверх, то плавно опускались вниз, от этого казалось, что песня льется, плавно течет в застывшем звездном небе. Ляшков хлопнул по плечу, стоявшего опершись о борт, и заворожено слушавшего Корнева.
- Как дела?
- Подожди Леший - отмахнулся друг - дай послушать, красиво как поют.
- Красиво.
Последние звуки песни растаяли над океаном, и наступила тишина, нарушаемая шорохом волн за бортом, шумом ветра в парусах и скрипом такелажа
- Как дела спрашиваешь? - обернулся Сергей - да хреново, Теснота, монотонность, плохое питание, люди начинают выматываться. Как думаешь долго еще?
Не знаю - у Колумба ушло два месяца и неделя, но это с учетом, того, что он месяц добирался до Канарских островов и делал там продолжительную стоянку, течь устранял. Плюс еще то, что он пересекал Северную Атлантику в самом широком ее месте, да еще и курс менял.
- Так - задумался Корнев - мы уже две недели как из Гамбурга вышли, значит....
- Думаю, еще дней двадцать - двадцать пять при попутном ветре, и если штормов не будет, тфу, тфу - Ляшков суеверно плюнул за борт.
- Хорошо бы - кивнул Сергей, постучав по дереву - одно успокаивает, народ здесь, в сравнении с нашими современниками покрепче будет. К плохому питанию, тяготам и лишениям привычные, благами цивилизации не изнеженные.
- Это точно, наше "поколение пепси" уже давно бы на ноках рей перевешалось от такой жизни, или утопилось.
- Ну, мы то держимся.
- Мы другое дело, закалка другая, да и за восемь месяцев школу хорошую прошли, адаптировались.
- Слушай, ну доберемся мы до Америки, а дальше то, что? Будем ходить по берегу искать эти самые клены? Или отлавливать тамошних "чингачгуков" и спрашивать у них как пройти к Великим озерам?
- Дойдем до материка, а там определимся, скорее всего, придется разбивать временный лагерь и отправлять один из кораблей на разведку вдоль берега. Нас интересует залив Мэн, а там останется только найти подходящее место для первого поселения и будущего порта.
На баке тем временем завели новую песню на этот раз подхваченную хором мужских голосов, и ребята вновь притихли заслушавшись.
Один за другим тянулись однообразные дни, попутные ветра сменялись встречными, а то и вовсе штилем, и снова возвращались. Случившийся на сороковой день пути шторм слегка потрепал караван. Холодная синева неба внезапно почернела, по волнам побежали белые барашки пены. Шквальные порывы ветра заставили звенеть туго натянутые снасти. Два дня стихия болтала корабли, в итоге отнеся их гораздо южнее от выбранного маршрута, а затем буря стихла, также внезапно как и началась.