Глава 10. Война (продолжение)

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы
.

Вишневецкий Олег Владимирович
Крестоносцы

Глава 10. Война (продолжение)

Сидя на ветке огромного старого дуба, Егор в бинокль разглядывал стоящий перед ним замок, под деревом на траве, расположился Савва аппетитно хрустящий яблоком.
- Забавная у тебя вещица Егорша, до крепости вон почитай полверсты, а в твою хреновину поглядишь, так рукой можно достать.
- Крепкий орешек - задумчиво пробормотал Егор, не отрывая глаз от бинокля.
Замок Скуене действительно производил впечатление серьезного укрепления, он представлял собой правильный квадрат семи метровых каменных стен, с мощными угловыми башнями, и высоченной пятнадцатиметровой башней донжона в центре. Он располагался на холме, с трех сторон склоны его были достаточно крутыми, чтобы создавать дополнительные сложности штурмующим. Ворота выходили на пологий склон холма, который был прикрыт трехметровой высоты барбаканом, снабженным подъемным мостом, через широкий ров.
- Орешек то крепкий, да только нутро гнилое, нам бы только за стену попасть, а там мы уже разгуляемся.
- Вот то то и оно, владельца замка мы прихлопнули, гарнизон там небольшой, от силы человек десять осталось, скорее всего те, что от нас на дороге утекли. Слушай атаман, а может, не будем мудрить, предложим им сдаться, пообещаем, что сохраним жизнь и отпустим.
- Думаешь, сдадутся?
- А чем черт не шутит, они же не знают, что нас мало, тем более напугали мы их хорошо, а у страха глаза велики, по-моему, кто то из великих полководцев сказал, что солдат, сбежавший с поля боя считает противника непобедимым и этим оправдывает свою трусость.
- Ну, давай попробуем, может и не врут твои палководцы.
- Полководцы, неуч ты темная.
- Ну да, а я как сказал?
Оба "военачальника" направились к своему бивуаку, расположенному в лесочке неподалеку.
Над костром, распространяя умопомрачительный запах, поджаривалась туша кабанчика, подстреленного Еремой, вокруг расположились новгородцы и бывшие ландскнехты. Особенно порадовала Ляшкова компания из пяти ушкуйников и четырех его ратников, которая сидела вперемешку, рядом с Емелиным и пускали по кругу солидных размеров флягу с пивом, коротали время за веселой беседой. Похоже, что "коллектив" начинал срабатываться.
Возле бомбарды, заботливо начищая и чуть ли не вылизывая ее, крутился Андерс со своими канонирами и присоединившийся к ним любопытный Охрим.
- Ну, что поедим и на боковую, надо часовых только выставить - предложил Ляшков.
- Конечно идите отдыхайте, я сам все организую - поддержал его подошедший "Вжик".
Вечером следующего дня сидя в седле, Егор долго смотрел на огонь облизывающий стены Скуене, вместе с проваливающимися крышами башен, на его глазах рушился кусок старой истории. Он не знал, уцелел ли этот замок в том, оставленном им почти три месяца назад мире, но похоже, что в этом, места для него уже не оставалось. Еще раз, бросив взгляд на горящую историю, Ляшков развернул коня и поехал догонять медленно уходящий обоз с награбленным добром. Как он и предполагал немногочисленные и насмерть перепуганные остатки Шварценкопфова воинства, уже смирившиеся было с мыслью о своей преждевременной кончине, с радостью приняли брошенный им спасательный круг и без всякого сопротивления оставили замок на милость победителей. После почти суточного безудержного разграбления накопленных прежними владельцами богатств, древнее гнездо крестоносцев было сожжено. Сейчас колонна довольных победителей обожравшимся драконом, уползала в свое убежище, даже не подозревая какого джинна они выпустили из бутылки.
Ляшков не знал, что на следующий день труп бывшего начетника из Скуене уже болтался на ветке осины в нескольких верстах от замка. Местные сервы, не простили ему издевательств и грабежей, устраиваемых по велению, а иногда и без ведома приказавшего долго жить господина. Когда пейзане уже знавшие о гибели своего сеньора, всего его войска и пожаре в замке, неожиданно встретили на лесной дорожке вмиг оказавшегося беззащитным главного мучителя, долго они не раздумывали. Не прошло и десяти минут, как раздетого почти догола, жалобно визжащего и умоляющего о пощаде толстяка отправили мир иной. Некоторое время совершившие правосудие мужики затаившись, настороженно выжидали, какая последует реакция, а затем, понемногу смелея и хмелея от собственной безнаказанности, принялись грабить оставшиеся без присмотра господские владения. Немного погодя, зашевелились, оказавшиеся в похожей ситуации, сервы кавалера Клюгерра. По всей округе начало медленно расползаться пламя крестьянского мятежа, на время отвлекшего внимание комтура от странных обитателей Зеленого замка.
Ни чего об этом не ведая, и даже не догадываясь, что ненароком выгадали себе еще пару месяцев форы, наши герои с триумфом вернулись в свои владения.
На подъезде к замку Егор оставил медленно плетущийся отряд под присмотром Емелина, а сам, вместе с Саввой поскакал вперед
Вокруг Грюненбурга стараниями Корнева и компании во всю кипела активная работа. Вместо почти законченного частокола, срочно насыпался вдоль южной и западной стен замка, трехметровый земляной вал, основой которого планировалось сделать три, выдвинутых вперед бастиона. Перекрестный огонь из устанавливаемых на них орудий должен был надежно прикрывать подступы к укреплению. Все это великолепие намеревались опоясать глубоким и широким рвом, откуда собственно и брались земля и камни для строительства. Сам же частокол планировалось перенести на верхушку земляной насыпи. Большую часть имеющейся артиллерии решено было разместить на центральном, угловом бастионе, который, и являлся ключом ко всей обороне посада, два других называвшихся соответственно своему расположению: приморским и речным, играли вспомогательную роль.
Строительство велось силами военнопленных и сервов из ближайших деревень. Возле вала начальственным оком взирая на весь этот копошащийся людской муравейник, с планом укрепления в руках, стоял комендант. Рядом Щебенкин, о чем то ожесточенно спорил с Афанасием и Фридрихом, которые, совместными усилиями пытались ему, что то доказать. Вся эта компания оживленно размахивала руками, и ругалась до хрипа отстаивая свою точку зрения, даже не заметив подъехавших Ляшкова и Черного.
- Об чем брань - весело поинтересовался атаман.
- Не дам я вам людей, не дам - не обращая на него внимания, в запале вопил Костя - у меня и так, самый большой участок работы.
- Не дело это Константин - увещевал его Афоня - ты ж почитай сорок душ под себя загреб, главный баксион строить, а нам на двоих эвон, столько же оставил, не правильно это.
- Я, я - энергично тряс головой Фридрих - дас ист нихт гут, это не есть хорош.
- Хорош, хорош - отмахивался Щебенкин - у меня бастион в два раза больше ваших, поэтому мне и работников в два раза больше надо.
- Здорово Серый - Ляшков спрыгнув с седла, пожал руку Корневу - у тебя горячие ливонский парни сейчас подерутся.
- А, надоели уже - махнул рукой тот - я назначил каждого из них начальником строящегося объекта, а Костя хитрый жук загреб себе большую часть рабочих, вот они теперь и делятся, чуть не до рукоприкладства.
- Пошли - Сергей хлопнул по плечам Егора и Савву - расскажете, как все прошло.
- Да особо нечего рассказывать, подошли к замку предложили сдаться, они согласились, вот и все, даже до драки дело не дошло, золотишко, серебро взяли, оружия много, продовольствия, ну и так, барахла всякого понабрали.
- А у меня две новости, хорошая и плохая.
- Начинай с плохой.
- Продовольствие придется, по видимому, закупать дополнительно. Ленка посчитала, едоков в замке больше стало, а доход, тот же остался, строителей вон тоже кормить надо, к тому же вероятен вариант с осадой Грюненбурга, необходимо запасы создавать, а не с чего. Надо либо с сервов больше брать, либо закупать где то на стороне. Только с сервов вряд ли больше возьмешь, иначе точно зимой с голодухи перемрут или разбегутся.
- Ну а хорошая какая?
Хорошей новостью было появление в замке долгожданных гостей, прибыл "Святой Януарий" привез сразу трех богатых ганзейских купцов.
Ганс Кугель и два его коллеги, поднявшись из за стола, за которым они сидели в обществе Живчиковой, на правах гостеприимной хозяйки, угощавшей гостей и развлекавшей светской беседой. Учтивыми поклонами приветствовали вошедших.
- Я рад видеть вас господа купцы в нашем замке - в свою очередь приветствовал их Егор.
После взаимного представления, обязательных вежливых расспросов о здоровье, семьях и торговых успехах, разговор, наконец, вошел в деловое русло.
- Итак, господин Кугель, судя потому, что вы снова посетили эти края и при том, в сопровождении двух этих уважаемых господ, наше предложение вас заинтересовало.
- Ваше предложение очень интересно господин фогтий, но претворение его в жизнь требует больших расходов. Для перевозки указанного вами количества людей и грузов требуется снарядить не менее пяти больших двухмачтовых коггов. Согласитесь это очень большие деньги.
Один из сидящих рядом купчин важно кивнул головой:
- к тому же эти пять судов, нужно будет направить неизвестно куда, без полной уверенности, что они дойдут и вернуться, а значит подвергнуть наши деньги огромному риску.
- Мы рискуем гораздо большим, своими жизнями и жизнями наших людей - возразил Ляшков.
- Так то оно так, сэр Блад, но поскольку мы хотим организовать компанию, я и эти уважаемые господа готовы затратить некоторую сумму денег, но хотелось бы знать, каков будет ваш вклад в это предприятие.
- Мы готовы внести свою долю господа - кивнул Егор - в бухте вы наверняка обратили внимание на великолепный кнарр, стоящий на якоре - это часть нашего взноса.
- Кроме того, в оружейной комнате, есть шесть полных комплектов рыцарских лат, насколько я знаю, каждый из них стоит небольшой деревни - вставил Корнев.
- Все это будет передано вам непосредственно перед нашим отплытием, помимо того, замок Грюненбург, и прилегающие владения окажутся в полном вашем распоряжении.
Ганзейцы задумались, подсчитывая расходы и прибыли:
- Но риск все-таки велик - продолжал сомневаться второй купец - ваш взнос не окупит всех возможных потерь, к тому же насколько я успел заметить, с кнарра снята вся артиллерия, латы нужно еще продать, а замок и вовсе может стать обузой.
- Господин Циммер, не мне вам напоминать, что само участие в любом торговом предприятии предполагает некоторый риск - возразил Егор - хотя впрочем, вы можете отказаться, тогда новые владения и немалые прибыли от них мы предложим датской или английской короне, я думаю, их купцы окажутся предприимчивее вас.
Перспектива перехвата выгодного дела извечными конкурентами, не на шутку обеспокоила почтенных ганзейских мужей.
- Не горячитесь, господин фогт - вмешался в разговор Кугель - мы должны все обдумать и взвесить, такие вопросы нельзя решать сгоряча.
- Эти вопросы надо решить сейчас, господа, время дорого.
- Мы должны посоветоваться.
- Прошу вас, через двадцать минут мы ждем вашего решения.
Через пятнадцать минут после бурного совещания Ганс Кугель от имени своих компаньонов дал согласие на участие в сделке. Далее последовала процедура оговаривания условий, и составления необходимых документов, после чего слуги внесли вино и закуски и собеседники отметили основание новой торговой компании. Было решено, что четыре корабля в середине марта придут за поселенцами, еще один нагруженный припасами будет ждать их в порту Гамбурга, откуда они и отправятся к американскому побережью.
В ходе пирушки Егору удалось обратить в звонкую монету переполнявшие замковые подвалы груз, захваченный в бою с пиратами.
На следующий день после загрузки товара на борт "Януария" и отбытия гостей, у Егора и Саввы состоялся разговор.
- Вот, что Игнатич, будет тебе особое дело, у тебя в Новгороде остались друзья среди вашего брата ушкуйника?
- Есть конечно, как без этого.
- Сможешь набрать еще десятка три охотников?
- Попробовать можно.
- Тогда вот, что возьмешь Костю, Афоню, еще своих ребят, человек пять, четверых матросов и пойдете в Новгород, закупите припасов, попробуете людей еще набрать, сколько сможете, постарайся таких, чтобы с огненным боем могли управиться.
- Понятно Егор Михалыч.
- Зайдете к купцу Важенину, он Костю знает, заберете пищали, ему уже должен был кузнец передать, и накажете ему, чтобы привез людей не к апрелю, как уговаривались, а к середине марта. До конца сентября, начала октября, вы должны обернуться. Я распоряжусь, чтобы часть бомбард и кулеврин вам обратно на борт установили, и смотрите поаккуратней там, никуда не ввязывайтесь.
Спустя неделю, после отбытия Саввы и Кости до обитателей Грюненбурга стали доползать известия о делах творящихся за пределами фогтии. Сведения, полученные от сервов, обсуждали на совете, произошедшем традиционно за ужином, после того как девчонки ушли, за столом остались только трое парней. Егор начал импровизированный военный совет с доведения информации:
- До нас дошли слухи, что в бывших имениях ныне покойных Шварценкопфа и Клюггера, начались крестьянские волнения, как стало известно, они постепенно перекидываются на территории соседних владений. Мало того небольшие группы мятежников замечены на наших границах. Я хотел бы услышать ваше мнение господа по этому поводу, начнем с тебя Алексей.
- А нам то чего, бунтуют и пусть себе бунтуют, отправить отряд, границу патрулировать и всего то делов, а на остальных наплевать - пожал плечами "Вжик".
- Аполитично рассуждаешь дарагой таварищ Гамаюн - горячо возразил Корнев - это же наш шанс, наоборот, надо приложить как можно больше усилий, чтобы организовать повстанцев. Дать им оружие и направить в нужную нам сторону. Чем трудней ордену будет подавить мятеж, тем дольше времени мы спокойно проживем, а там глядишь, и до весны дотянем.
- Я согласен с мнением Сергея, нам необходимо выявить лидеров среди мятежников и вступить с ними в контакт. Причем сделать это не от лица Грюненбургского фогта, а от имени, ну скажем литовского или московского князя, или польского короля - одобрил Ляшков.
- Вся проблема только в том, как их выявить этих лидеров, или может бабу ягу со стороны не брать, а воспитать в своем коллективе, а потом им подсунуть - задумчиво заметил Емелин.
- Ну, ты дружище хватил, для этого надо целую спецслужбу организовать, чтобы такие комбинации прорабатывать, вообще-то в планах это есть, но сейчас не реально - возразил было Ляшков, и осекся - а впрочем, почему бы и нет, когда-то надо же начинать.
- Значит так - Егор пристально посмотрел на Емелина.
- Чего это ты удумал - забеспокоился тот - не люблю я, когда ты так смотришь, и глаза у тебя такие, не добрые, ох не добрые.
- Вот, что дорогой ты наш штандартенфюрер, инициатива, она наказуема. Ты господин фон Штирлиц с сегодняшнего дня назначаешься начальником службы безопасности, объединяешь в своих руках разведку, контрразведку и внутреннюю безопасность. Извини брат, фамилия обязывает.
- Ну вот, я так и знал, ты чего Леший - изумился Алексей - я же в этом деле, что называется ни ухом, ни рылом.
- Учиться будешь на практике, нам всем надо чему-то учиться, к тому же кроме тебя некому. На мне общее руководство, Серега военные проблемы решает, а Костик, скорее всего по морскому делу пойдет. Я уже обратил внимание, он все с новгородцами и матросами крутится, интересуется этими вопросами. Вон когда от Новгорода сюда шли, так он от Афанасия не отходил, все расспрашивал, наверное, дедовы гены проснулись.
- Яволь мой фюрер, надо повспоминать, может и у меня какие гены завалялись, спят себе и не знают, что я Джеймс Бонд, и папаша Мюллер в одном лице. С чего начинать то хоть?
- Для начала сведу тебя с плуксненским старостой, будет тебе хороший помощник, насколько я знаю вдоль границы фогтии, целую агентурную сеть развернул. Вот через него и попробуешь пока только установить наиболее активных лидеров восстания.
- Серый посмотришь, что у нас с оружием, его сейчас много должно быть, вон трофеев, сколько брали, что получше оставишь, а что похуже отберешь и подготовишь к передаче. Поручи это, ну хоть Альберту, что ли и вообще пора тебе из парня боевого если не офицера, то хотя бы сержанта делать. Давай ему поручения и смотри, как справляется.
- Кто бы из меня боевого офицера сделал - вздохнул Корнев - я сам то еще путем ничего не умею, только учусь. Я насчет "бабы яги" подумал, есть у меня среди военнопленных мужик один на примете, сметливый, хваткий, бывший шварценкопфовский дружинник, я его даже десятником на строительстве назначил.
- Ну, продолжай.
- Вот если его, что называется склонить к сотрудничеству, поставить на жалование, дать возможность набрать людей из числа пленных, можно попробовать из него засланца сделать.
- Значит так, работать будем параллельно, операцию "Баба Яга" я беру на себя, сведешь меня с этим человечком - решил Ляшков - Леха тебе поручаем операцию ...
- Ы - улыбнулся Емелин - чтобы никто не догадался.
- Тьфу ты, тебе все шуточки, хотя ладно пусть будет "Ы", если так хочешь, ну а ты Серега по-прежнему занимаешься строительством, а теперь спать пошли, поздно уже.
- Я не понял - ухмыльнулся "Вжик" - ты нас гонишь или приглашаешь? Дело оно конечно молодое, но может лучше, все-таки Таньку пригласишь, а то девка уже три месяца с тебя глаз не сводит, и так намекнет и эдак, а ты ее игнорируешь.
- Не твое дело, остряк самоучка - смущенно огрызнулся Егор.
Когда совещание закончилось, была уже поздняя ночь. Взяв свечи, ребята направились по своим комнатам. Шагая по полутемному коридору к своим апартаментам, Егор задумался, Лехины шуточки заставили всплыть на поверхность мысли, которые за повседневными делами и заботами обычно уходили на второй план. После той первой ночи проведенной в замке, им с Татьяной все как-то не удавалось серьезно поговорить. Сказывались постоянные отлучки и занятость Егора. Впрочем, последнее время и сама Таня много времени проводила в лазарете и молодые люди практически не виделись. А поговорить стоило, не дети уже, чтобы украдкой переглядываться. Надо действовать решительно. Размышляя таким образом, Ляшков подошел к своей двери, немного постоял, а потом резко развернулся и направился на третий этаж, где жили девушки.